May. 8th, 2015

chayko: (Default)
Самое интересное в ВН, это не Детинец, не Княжий двор, не Торг (хотя само наличие трех центров достойно осмысления), а обычные приходские храмы. Невысокие. Лаконичные. Появляются из-за домов внезапно, и так же внезапно исчезают, заслоненные многоэтажками. Обычно закрытые.

Read more... )

9 мая.

May. 8th, 2015 05:33 pm
chayko: (Default)

Никогда не умел говорить тосты.
Мой папа не воевал. В 45-ом ему было 8 лет. Но, конечно, войну он прочувствовал всей кожей так, как нам (к счастью) и не снилось. Сегодня он танцует в саду Эрмитаж, откуда в 41-ом уходило, в подавляющем большинстве безвозвратно, ополчение.
Танцует на коньках. Впрочем, не знаю, он умеет и без.
Когда 8 было мне, мы ездили на дачу в Ступино на пригородной электричке. Помню, многие были в хаки. Это была не мода - те, кому было тогда, как мне сейчас, были призывниками 41-ого года. Разговоров было много, 8 лет - хороший возраст для впитывания устных рассказов. Дачники, а позже папины друзья из гаражей, рассказывали фронтовые истории. От первого лица. Смешные. Это были истории о жизни, о себе, никакого героизма в них не было и в помине. "Война совсем не фейерверк, а просто грязная работа" я тогда и услышал. Близко к оригиналу. Хотя может быть у Кульчицкого был и матерный вариант?
Выпив, мрачнели и обобщали. Самым мягким словом "ГОВНО". Тогда, поглядывая на сверстников и понижая голос, говорили о героях и подвигах. Меня удаляли. Во-первых, папа не приветствовал пьяные компании, а во-вторых, пьяные компании не знали, что живут в застое, и чувствовали опасность поротой задницей. Но за эти несколько минут я успевал осознать, что место подвигам не в окопах, а в литературе и искусстве. (Плакатах, картинах, памятниках и песнях.)
Об этом много позже, но открытым текстом мне говорил Евгений Георгиевич, полковник, ком. полка, начавший войну рядовым (!), бежавший из приюта, добавивший себе 2 года, сменивший фамилию, поскольку был "Членом семьи врага народа". Дворянин. После войны работал в СП у Ильина.
Ефим Ильич Левит.
Жалею, что почти ничего не помню из наших с ним многочасовых бесед. Он снимал меня с урока, и мы разговаривали. Точнее, он рассказывал, а я слушал. И пил чай.
Про разговоры с дедой Колей и дедой Сеней рассказывать тоже не буду. Это личное. Зато дам слово полковнику Петровичу (это фамилия, ударение на первом слоге), афганцу. "К вас одна задача"- говорил он бойцам - "живыми вернуться домой. Герои мне не нужны. Героям место на кухне!"
Теперь расскажу о себе. Совсем мальчишкой, в призывном возрасте оказался в Спитаке, Армения. В спас отряде. Геройствовали ломами и лопатами, тяжелая физически и психологически работа. Потом вернулись в Москву. И я услышал песню с рефреном "и не встречает нас никто, и нам никто не рад, мы похоронное бюро, мы спасотряд". Честная песня. Мы пели ее в лесу, что-то вроде КСП. И чувствовали себя, если не героями, то около того.
Бессвязно получилось. Я же предупреждал.
9 мая - прекрасный повод выпить за Мир. Только сильный человек может, имея безусловную возможность раскидать соперников, договариваться о мире и согласии. Во имя счастья женщин и детей. По "эту" и "ту" сторону фронта.
Если бы я делал символ 9 мая 2015 года, это была бы Георгиевская лента, с одной стороны переходящая в триколор, а с другой - в "жовто-блакитный" флаг.
Это наша общая победа. И очень страшно ее потерять.
http://youtu.be/Rtnw3M5qdjc
Page generated Sep. 25th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios